MENU
Главная » Статьи » наши любимые ОСОБЫЕ дети » Методики, методы и приёмы коррекционной педагогики.

Выбираем специалиста для коррекционной работы.
Существует так много клубов, секций и развивающих центров для обычных детей. Курсы раннего развития по системе Монтессори, по Никитину, по Доману, по Сузуки, по… Выбирай- не хочу. Но что делать тем родителям, у которых родился «особый» ребёнок? Как правило, государство предлагает лишь кратковременные курсы педагогической поддержки. Например, в Саратове в Областном Реабилитационном Центре (ОРЦ) работают действительно профессионалы – логопеды, психологи, дефектологи, педагоги-корректологи. Но помогать семьям они могут, в силу сложившейся ситуации, только 2 раза в год по 1 месяцу. Ребёнок только-только привык к педагогу, родители стали понемногу вникать в суть коррекционной работы – и до свиданья.
До недавнего времени в Саратове на профессиональном уровне коррекцию предлагала только одна студия – детская студия инновационного развития «Арлекин». Сейчас постепенно во многих детских центрах начали появляться дефектологи, психологи, которые работают с детьми с отклонениями в развитии. С одной стороны это радует, с другой…
Ежегодно в студию «Арлекин» приводят детей, пострадавших от недобросовестной деятельности псевдо-дефектологов. Порой уходит до полугода кропотливой работы, чтобы специалист смог убрать негативные последствия воздействия на ребёнка бессистемной и неграмотной деятельности непрофессионала. Что же делать? Включить логику и стараться мыслить разборчиво. В конце концов, вы доверяете своего ребёнка, его развитие, его психику чужому человеку. Поэтому, выбирая специалиста для педагогической работы с вашим ребёнком, учитывайте следующие моменты.

ХОРОШИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ ИМЕЮТ ТЕМАТИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ.
В Саратове есть парочка "коррекционных" центров, которые указывают на своих сайтах, что их специалисты прошли обучение в Москве. Раньше в Москву ездили за колбасой, теперь за обучением. Вопрос - за каким обучением.
Однажды я задалась целью проверить уровень специалистов одного весьма настырного центра (уж больно много изуродованных психически детей оттуда поступало). Оказалось, что одна предприимчивая дама собрала своих подружек с первичным нулевым педагогическим уровнем (одна из которых закончила, например, кулинарный техникум и трудилась в общепите), отправила на 3 месяца учиться в Москву на курсы по дефектологии при негосударственном ВУЗе, а затем обозвала этих трёх дам "специалистами" и открыла свою коррекционную студию. Слава Богу, эта студия не выдержала проверку временем. Дорогие родители, проверяйте дипломы педагогов, чтобы вашим малышом занимался профессионал, а не бывший слесарь или почтальон!
Поймите, если организация имеет государственный статус (как ОРЦ - областной реабилитационный центр) или зарегистрирована в негосударственной сфере ОБРАЗОВАНИЯ (например, мы принаблежим Центру развивающих инновационных методик в области образования и культуры) - то у вас есть гарантия, что специалисты будут иметь нужное для помощи вашему ребёнку образование. Например, работать логопедом после 3-х месячного курса невозможно- недостаточно знаний и базовых умений! Обращайтесь не в "развивайки", а в коррекционные центры. Потому что и государственный, и негосударственный сектор образования контролируется по-особому, принять на работу абы кого- нельзя. Поэтому мы в Арлекин, например, физически не можем принять человека без высшего тематического образования. Все педагоги "Арлекина" имеют высшее образование: это логопеды, специальные психологи, олигофренопедагоги, музыковеды и т.д., многие имеют по два образования. Есть и такие, у кого три образования, а лично у меня даже две кандидатские диссертации за плечами.
Скажете, дипломы можно купить? можно. Обратите внимание на уровень речи вашего педагога. Если педагог, русский по национальности, не умеет правильно изъясняться- то его диплом вызывает сомнения. Для тех, кто отмахивается от важности образования, мол, и трёхмесячных курсов хватит: скажите, а вы пойдёте лечить зубы к человеку, у которого образование - кратковременные курсы? Полетите на самолёте, который ведёт пилот после кратковременных курсов? Так почему вы доверяете своего ребёнка, у которого итак повреждения в развитии психо-эмоциональных и интеллектуальных процессов недоучке?
И ещё, важно, хорошие специалисты стремятся к повышению квалификации, поэтому посещают различные курсы или участвуют в семинарах и конференциях.
ПРОВЕРЬТЕ ЗНАНИЯ СПЕЦИАЛИСТА.
Существует много развивающих приёмов работы с детьми с патологиями в развитии. Однако методик работы очень мало. Наиболее известных – всего немного: ТЕАССН, АВА, Son-rise, сенсорная интеграция,  Floortime.  Любой педагог (будь то музтерапевт, дефектолог или психолог) опирается в своей работе на какую-то из этих методик, сильно отличающихся по подходу и педагогическим приёмам. Спросите при первом знакомстве специалиста, какие из методик ему известны. Если специалист даже не может объяснить, что это за методики, и на какую из них он опирается в работе – уровень знаний этого человека сомнителен.
Однажды к нам в центр устраиваться на работы пришла женщина со стажем в 17 лет в коррекционной школе-интернате. На вопрос, по какой методике вы там преподавали, какие программы использовали, она ответила: " а я вообще не верю ни в какие методики, а работаю по наитию". Представьте, что хирург вас начнёт оперировать не согласно медицинским знаниям, а по наитию... Грустно.
Родителем также следует знать основы каждой коррекционной методики, потому что какие-то из методик могут не вписаться в ваш семейный уклад. Ведь коррекция развития ребёнка подразумевает полное доверие к тем специалистам, которые работают с малышом, и следование родителей предписаниям педагога-корректолога. Если после первой консультации, знакомства с ребёнком педагог не в состоянии предложить вам приблизительный план коррекционной работы, это подозрительно.
В случае работы с детьми с нарушениями здоровья допустим только системный подход, предполагающий разработку индивидуальной программы развития, в соответствии с которой и ведутся коррекционные работы. При этом в основу разработки индивидуального плана ложится одна из вышеназванных методик работы с такими детьми.
ХОРОШИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ НЕ РАБОТАЮТ НА ДОМУ
Самые лучшие специалисты в области логопедии, психологии, дефектологии, коррекционной педагогики, муз и арттерапии работают в частных заведениях. Почему? Ответ прозаический. Потому что там хорошо платят. И не надо рассказывать о светилах науки, работающих за копейки в провинциальных государственных заведениях ради красивой идеи. Такого не бывает. Работа в частном секторе позволяет не только повысить чувство собственного достоинства, но и получить специалистам массу преимуществ: возможность повышения квалификации в ведущих центрах России, возможность отправиться за рубеж для обмена опытом и участвовать в международных научных конференциях.
С точки зрения пособий, материалов и специальной литературы частные центры, как правило, оборудованы гораздо лучше государственных заведений, что позволяет педагогам организовать процесс обучения разнообразно и привлекать наиболее прогрессивные разработки. В дополнение к вышесказанному, частные коррекционные центры реально заинтересованы в улучшении состояния воспитанников, поэтому поддерживают авторские начинания и прогрессивные педагогические методики. Государственные организации коррекции и реабилитации детей сильно связаны с бюджетным финансированием. Например, да будет известно, что коррекционные школы получают средства на каждого ребёнка-инвалида. То есть, чем больше учеников – тем лучше финансовая поддержка со стороны государства. Теперь представим, что кто-то из этих детей в результате коррекции улучшил своё состояние настолько, что может быть переведён в обычную школу. Уходит ребёнок- сокращается финансирование… Получается, что коррекционные школы мало заинтересованы в том, чтобы их ученики показывали высокие результаты.
Ещё один явный момент - частные центры следят очень щепетильно за своей репутацией, поэтому плохой работник у них просто не задержится. Открою секрет, как строится, как правило, карьера талантливого дефектолога или психолога. После ВУЗа человек идёт работать в госсектор, в котором, во-первых, меньше рисков (обиженным клиентам предъявить в случае чего иск государственному заведению сложнее, чем частному), а во-вторых, человек зарабатывает первичную репутацию. Здесь к нему приглядываются частные организации, и, видя перспективную кандидатуру, переманивают работать к себе.
Ещё один камешек в огород частных специалистов – это момент уважения. Педагог коррекционной педагогики – это не гувернёр, и не нянька. Не дефектологу нужно, чтобы этот ребёнок обязательно поправил своё состояние, а вам, дорогие родители. Поэтому занятия должны проводиться там, где удобно именно самому специалисту. В вашем доме дефектолог никогда не будет чувствовать себя полноправным хозяином ситуации. Здесь не он, а вы решаете, где и как должны храниться, например, игрушки для занятий. Это переворачивает систему отношений педагог-ребёнок-родители с ног на голову.
Квалифицированный специалист не будет соглашаться на работу на дому у клиента ещё и потому, что работа в любом (частном или государственном) заведении более комфортна с точки зрения организации рабочего процесса. В любом заведении специалиста обеспечивают пособиями для работы, клиентуру он сам себе не ищет, клиентура идёт потоком (за три часа педагог примет 3 клиентов). Работая у вас на дому, дефектолог потратит час на работу, и ещё как минимум два часа на то, чтобы добраться от дома до вас и от вас к следующему клиенту. При этом ему придётся перевозить от клиента к клиенту массу пособий и материалов.
Лично я никогда не могу предугадать, какие именно предметы и пособия мне потребуются для объяснения ребёнку, например, понятия ВНУТРЬ /РЯДОМ. Это могут быть: игрушечный домик и игрушки, обруч, домик-палатка, доска для рисования маркерами, тазик и мячики, пластиковая бутылка, листы бумаги и карандаши, песочница с мячиками и игрушками киндер-сюрприза, кольцеброс... Если ребенок не воспринимает понятие через один метод объяснения, я должна применить второй, третий, пятый – пока ребёнок не усвоит материал. А ведь за занятие мы с ребёнком осваиваем ни одно, а несколько новых понятий.
Получается, если б я работала на дому у клиента, мне пришлось бы каждый раз тащить на занятие целый ворох предметов, пособий, игрушек, распечаток с заданиями. А теперь давайте представим, что я за день должна провести занятия хотя бы с тремя детьми, которые имеют разный уровень знаний. Это сколько же всего я должна с собой буду тащить? Понятно, что предугадать и взять всё необходимое невозможно, поэтому мне придётся брать с собой только самое необходимое, и ограничивать способы донесения материала, тормозя этим развитие ребёнка.
ПРОВЕРЯЙТЕ, ЧТО КРОЕТСЯ ЗА ВЫВЕСКОЙ "ЦЕНТРА".
Стало модным называть себя "коррекционный центр" или "коррекционная академия". Это пыль в глаза обывателя - мол, если "центр", то точно не обман. Но ЦЕНТР - это что-то глобальное,
 это организация, масштабы деятельности которой значительны. Центры обязаны также заниматься научной и социальной деятельностью.
Простите, и что же это за "центр", когда на сайте указано, что в нём (вместе с директором и бухгалтером) работают 5 человек? Что это за "центр", на сайте которого нет ни одной научной статьи, написанной педагогическим составом заведения? Как же они тогда отчитываются о своей научной деятельности?
Дорогие родители, на проверку "центр" может оказаться фальшивкой. Такой же фальшивкой, как "гипермаркет", размещающийся в ларьке на автобусной остановке. И видя название "центр" или "академия", будьте бдительны - зачем вас вводят в заблуждение?
Дам совет: когда вы смотрите на рекламу коррекционного центра, посмотрите на телефонные номера. Если вы видите в рекламе только длинный сотовый номер - это подозрительно. Организация, которой не требуется, чуть что, исчезнуть,  всегда указывает стационарный городской номер.
Несколько моментов, по которым можно выявить шарлатанские фирмы: отсутствие договора, в котором прописаны обязанности и права сторон. В случае чего, получается, вы у них и не занимались. Невразумительная информация на сайте. Например, не указаны фамилии педагогов, и директор при встрече отказывается их называть. При вашей просьбе не могут показать ни сейчас, ни через неделю документы организации (хотя бы регистрационные). Понятно, что фирма может на хранить их прямо тут, на рабочем месте, а в административном здании или в сейфе у директора. Тогда педагог вам оперативно ничего не покажет, но зза неделю копии вполне можно снять.
Посмотрите, какие пособия они используют, насколько разнообразно. ПРофессионалы не только используют полиграфически издания и распечатки, но и сами отыскивают что-то в интернете, создают сами. Например, у нас в центре пособия готовятся индивидуально в графических редакторах. Все группы и подготовка к школе занимается по АВТОРСКИМ учебникам, издающимся нашим личным полиграфическим центром. Таких вы нигде не купите!. Посмотрите, как оборудованы помещения для занятий.
Приходя в коррекционный центр (студию, академию), оглядитесь. Холл, прихожая, зал ожидания должны быть яркими, чтобы ребёнок не думал, что попал опять ко врачам. У многих детей казёный вид помещения и строгие одежды педагогов вызывают страх, так как дети думают, что это врачи. Такую мелочь знают все коррекционные центры, и стараются встречать детей яркими красками и игрушками в холле. А вот кабинеты для занятий, особенно индивидуальных должны быть скучными по дизайну. Множество ярких пятен на стенах, открытые стеллажи с игрушками - это отвлекающие предметы для детей. В таких кабинетах хорошо заниматься обычным нейротипичным деткам, а особые дети не смогут работать продуктивно.
Многое говорит и мебель. Любая опытная коррекционная организация знает, что покупка пластмассовых стульчиков или пластмассовых столиков бессмысленна. Почему? Да потому что пласмассовые столики неустойчивы и неудобны для профессиональных занятий. А стульчики, ломаясь, впиваются острыми краями в попы детей. Поэтому, если в комнатах для занятий вы видите лёгкую пластмассовую мебель, стоит насторожиться - точно ли у этой конторы есть опыт развивающей работы с детьми с отклонениями? Если в учреждении, куда вы пришли, очень богатый антураж - роскошная регистратура, холёный администратор, дорогой евроремонт - вам предложили чашечку кофе и вместо детских голосов звучит нежная музыка, то вы попали к мошенникам!  Профессиональные коррекционщики, если появляются деньги, тратят их на новые пособия или благотворительность, а не на пыль в глаза клиентуре.
 
ХОРОШИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ НЕ МОГУТ БЫТЬ ДЕШЁВЫМИ И СЛИШКОМ ДОРОГИМИ.
Если работа специалиста даёт результаты, и люди стремятся определить к нему своих детей, его работа не может стоить копейки. С другой стороны, консультация специалиста (особенно первая встреча – обзорная консультация, и проводимая в провинции) не может стоить ни одну, ни три тысячи. Понятно, что у всех свой уровень доходов, однако если специалист становится доступным только богачам – это уже не специалист, работающий с детьми-инвалидами. Хотя бы потому, что у человека, работающего с детьми с патологиями в развитии должна быть совесть.
В Саратове одно занятие с детьми с патологиями в развитии на 2010 год стоит от 200 до 1000 рублей. Оптимальным следует считать цену за одно занятие в районе 350-450 рублей. Посчитайте сами: по ценам на июнь 2010 г. на пособия в месяц на одного ребёнка тратится не меньше 300 рублей (это и бумага для занятий, катриджи для распечаток на принтере заданий, цветная бумага, краски, пластилин, фломастеры, обновление порванных карточек-картинок и т.д. А на кого-то из детей тратится на порядок больше. Например, если ребёнок обучается читать по кубикам Зайцева, то порча кубиков может требовать покупки нового набора кубиков чуть ли не ежемесячно (стоимость набора - от 2400 до 3200 рублей).
Потом, коррекционному центру (да и лично педагогу) нужно иметь помещение. Знаете ли вы, сколько стоит аренда нежилого помещения в городе? особенно если учесть, что место должно быть на где-то в центре, недалеко от остановок общественного транспорта. Ведь, признайтесь, далеко не у всех из вас, дорогие мамочки, есть свой автомобиль, чтобы привозить ребёнка на занятия. Кроме аренды нужно оплачивать все платежи - свет, воду, охрану и т.п. А ещё место занятий надо оборудовать. Нужны столы и стулья, игрушки, мячи-прыгуны, доски для рисования, конструкторы и кубики, ковры на пол и т.д. На стульях дети имеют привычку раскачиваться... бить зеркала для логопедических занятий....откусывать головы пособиям-животным, обливать ковёр краской или просто описывать... ну, детки-то у нас бывают разные, сами понимаете. И это всё педагогу (или развивающему центру) надо обновлять. Вам же не понравиться, если ребёнок будет заниматься на шатающемся стуле и в комнате с оборванными обоями.
а ещё есть налоги, которые надо платить.
а ещё для проведения ряда занятий нужны дорогущие приспособления: музинстурменты, логопедические зонды и стерилизатор для них, тактильные коврики, массажная кушетка...
Коррекционная педагогика- одна из самых затратных. Для хорошей работы нужна масса принадлежностей и особая атмосфера. Поэтому пусть вас не подкупает информация о слишком дешёвых занятиях у "знакомого дефектолога".
ХОРОШИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ ВСЕГДА РАБОТАЮТ ЗАКОННО.
Вполне возможно, что вы нашли специалиста, который будет приезжать к вам на дом, и вы смогли договориться о ценах. Следующий момент – подписание договора. К сожалению, в Саратове часты случаи, когда мошенник берёт деньги за работу вперёд, а через занятия два-три говорит, что «ребёнок бесперспективен» и пропадает. Вместе с уплаченными наперёд деньгами, между прочем. Не поленитесь подписать договор с тем человеком, который будет проводить занятия с вашим ребёнком. Подписывая договор, внимательно его прочтите, чтобы не попасть впросак. В договоре должны быть прописаны пункты возврата средств по болезни, ответственность сторон в случае непредвиденной отмены занятия, ваши действия на время отпусков и каникул (иначе может оказаться, что вы возвратились после зимних каникул у бабушку, а ваш педагог уже вас не ждёт и работает с кем-то другим), возможность расторжения договора до конца его действия и т.д.
ОЦЕНИТЕ ПЛАНИРУЕМЫЕ ЗАТРАТЫ.
Сначала- о затратах денег. Представим, что вы выяснили, что вы нашли недорогие коррекционные курсы. Подождите радоваться. Узнайте, не придётся ли вам покупать массу принадлежностей для занятий. Одно дело, когда педагог говорит, что вам для домашнего закрепления материала необходимо иметь дома краску, пластилин, ножницы и цветную бумагу. Другое дело – когда педагог сообщает: на следующем занятии мы будем рисовать, поэтому принесите альбом, краски, ножницы, кисти, стаканчик для воды… Ну ладно, это ещё понятно. Хотя непонятно, почему всё это не предусмотрено пособиями педагога. Но совсем странно, когда педагог требует на каждом занятии покупки к следующему разу для классных занятий классе неимоверного числа вещей: "купите кубики крупные и мелкие... а теперь - деревянные... а теперь уникуб Никитина... и кубики Зайцева... и ещё ксилофон, да и пианино не помешало бы.... батут... массажный мяч..."
Второй момент – оцените затраты времени. Если специалист, к которому вы водите ребёнка, занимается с ребёнком не каждый день, да и по часу, а не по 4 часа в сутки, то обязательно должны быть домашние задания для закрепления материала. Коррекция и реабилитация ребёнка с нарушениями в развитии - это комплексная задача целого ряда взрослых, окружающих детей. Заботиться о развитии ребёнка должны все, согласуя свои действия. Подумайте логично – обычный ребёнок, поступая в школу, учится 6 дней в неделю по 3-5 часов в школе, а потом ещё закрепляет знания 1-2 часа дома, выполняя домашние задания. Вы же имеете дело с ребёнком с проблемами в развитии. Ему нужна тренировка даже для простых вещей, которые даются обычным детям сами собой. Следовательно, для его обучения ему нужно заниматься не полчаса в день, и даже не час, а как минимум 3-4 часа в сутки. Толку от коррекции, проводимой два раза в неделю по 45 минут, не будет.
СОГЛАСУЙТЕ ВАШИ ПОЖЕЛАНИЯ С РАБОТОЙ СПЕЦИАЛИСТА.
Часто родители не имеют чёткого представления, что именно важно для развития ребёнка. Бывает, что родители разочаровываются в работе специалиста, не видя реальных сдвигов ребёнка, потому что их требования были завышены, а цели поставлены неверно.
Приведу пример: Приведя на коррекцию Маришку, Катя ставила вполне чёткую задачу – хочу, чтобы ребёнок научился читать. Кате казалось, что стоит научить ребёнка читать, и обычная школа с радостью примет её дочку. При этом Маришка, в свои пять с половиной лет, не имела навыка посещения туалета. Девочка не умела самостоятельно одеваться и даже раздеваться, ела только с ложки, когда её кормили, не знала названий даже обиходных предметов. В нашем центре маме объяснили, что мы не видим необходимости на данном этапе начинать обучение чтению, так как есть ещё множество того, что нужно пройти с Мариной до освоения чтения. Мама, фыркнув, увела ребёнка.
Через год мы опять увидели Марину. Теперь она с листа читала любую книгу, но в обычную школу её принять отказались. Девочка, в 6,5 лет писала только в трусы, не научилась расстёгивать пуговицы, не умела входить в контакт с детьми, не распознавала эмоции, поэтому зачастую вела себя неадекватно, не могла ответить на простые вопросы вроде «чем ты ешь кашу» и «из чего ты пьёшь чай». При проверке оказалось, что, неплохо читая вслух, Марина абсолютно не понимала, что читает. Ведь чтобы понимать тексты, надо иметь достаточно развитое абстрактное и образное мышление. Поэтому советуем всем родителям ставить перед ребёнком реальные цели и развивать планомерно, не пытаясь перескочить блоки информации.
Ребёнок с нарушениями здоровья развивается медленно, неравномерно, но его развитие подчиняется общим законам развития. И перепрыгивание через какие-то этапы формирования мышления приводят к ещё большим отклонениям в развитии. Лучше всего составить письменно список того, от чего в поведении ребёнка вы хотели бы избавиться в ближайшее время и что именно вы хотели бы достичь.
Покажите эти списки специалисту, и узнайте его мнение, что в каком порядке вы будете корректировать, над чем будете работать в первую очередь, приблизительно в какие сроки возможно достичь ваших целей с учётом уровня развития и диагноза ребёнка на момент его знакомства со специалистом. Если у вас есть определённые приоритеты, поставьте специалиста в известность.
У нас был случай, когда мама привела алаличного ребёнка-аутиста с конкретным запросом: хочу понимать ребёнка на элементарном уровне. За полтора месяца дефектолог с усердным участием мамы научили ребёнка фиксировать взгляд на лице говорящего, жестом указывать на желаемый предмет, а головой показывать да-нет, понимать и реагировать на простейшие просьбы. На этом коррекция ребёнка закончилась, так как большего маме и не хотелось. Через два месяца мама опять привела ребёнка на занятия, так как поняла, что, несмотря на тяжёлое психическое состояние ребёнка и его отставание в развитии, его можно и нужно развивать. Но если ваши задачи шире, и вам хочется, чтобы ребёнок планомерно развивался по всем показателям, установить чёткие сроки, за которые дефектолог «выправит» ребёнка, практически невозможно.
При ограниченной коррекции, как в вышеописанном случае, дефектолог может, опираясь на опыт, сказать, что обычно необходимо два месяца. Или, например, если у ребёнка с развитой речью и интеллектом в норме единственная проблема- это отсутствие звука Р при наличии всех остальных звуков, то коррекция продлится от двух месяцев до полугода. В остальных случаях, и особенно когда мы имеем дело с ребёнком с сильной задержкой развития, сказать точный срок достаточно проблематично. К тому же никогда не надо останавливаться на достигнутом – всегда есть те области знаний, которые ещё можно освоить с ребёнком, улучшив его состояние, приблизив к норме развития.
Рудова Анна Сергеевна, дефектолог, психолог, кандидат психологических наук.
15 июня 2010 г.
Категория: Методики, методы и приёмы коррекционной педагогики. | Добавил: Razvivalkina (15.06.2010)
Просмотров: 8441 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 2
2  
И вам, спасибо, Вероника, за внимание.
Кстати, я на днях в статью внесла небольшие дополнения.

1  
Спасибо Вам Большое, Анна Сергеевна.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]